Приветствую Вас, Гость!
Четверг, 04.03.2021, 12:17
Главная | Вход | RSS

Содержание

Категории раздела

Год литературы

70-летие Победы

В мире поэзии

Послушайте!

Книги — корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению.

Мотиваторы

КаленДАРь

Статистика

Всего
Польз.
Гости
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Участник Общероссийского рейтинга школьных сайтов

Для слабовидящих

Поиск по сайту

Новые страницы

 border= ПЕТЕРБУРГ ЛИТЕРАТУРНЫЙ: Петербург Ахматовой

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: Дина Рубина «Рябиновый клин»

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: Г.Черкашин. Рассказ «Кукла»

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: «ЭХО» Пэм Муньос Райан

 border= В МИРЕ ПОЭЗИИ: Александр Кушнер

Новости блога

Доска объявлений

Новые материалы

Внимание, вопрос!

Какую книгу Вы сейчас читаете?
Всего ответов: 129

Открытая книга

Главная » Статьи » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Владимир Тендряков: человек и война

Владимир Тендряков: человек и война

В истории каждого народа есть события, которые служат консолидации общества, помогают осознать сопричастность к истории своей страны, преемственность многих поколений. Согласно данным ВЦИОМа, в России главным событием Отечественной истории ХХ века, которым сегодня гордится наибольшее количество россиян, является Победа в Великой Отечественной войне. Сохранению исторической памяти о событиях тех лет способствуют не только архивы, памятники, документальные свидетельства, но и произведения литературы. Действенность произведений художественной литературы о Великой Отечественной войне, вероятно, и заключается прежде всего в том, что проза и поэзия облекают в плоть и кровь сухой скелет исторических фактов, позволяют не только разумом, но и чувствами осознавать смысл и ценность жизни каждого человека, цену смерти на войне, способствуют сохранению в памяти многих поколений правды о военной повседневности. И чем дальше от нас грозные события тех лет, чем меньше участников этих событий, рассказывающих о них «из первых уст», тем чаще в нашем сознании возникает романтический, мифологизированный образ войны, сосредоточившийся только в одном слове – Победа. Осмысление произведений о Великой Отечественной войне, написанных В. Астафьевым, Г. Баклановым, В. Богомоловым, Б. Васильевым, Г. Воробьевым, В. Кондратьевым и другими непосредственными участниками сражений, не дает укорениться в сознании такому образу Победы в войне, заставляет глубже сопереживать и вдумываться в причины и следствия войн, влекущих за собой страдания и гибель людей. В эту плеяду писателей – фронтовиков входит и Владимир Федорович Тендряков (1923–1984), произведения которого почти с документальной точностью повествуют о суровой повседневности прошедшей войны. Владимир Федорович Тендряков проработал в литературе свыше тридцати лет. В собрание его произведений, вышедшем в 1993 году после смерти писателя, вошли тридцать работ: романы, повести, рассказы, очерки. Многое оставшееся за пределами собрания сочинений, опубликовано в литературно – художественных журналах. В 1993 году увидел свет сборник «Неизданное», в который вошли сочинения, написанные «в стол», горькие размышления о прошлом и будущем нашей страны.

Владимир Федорович Тендряков родился 5 декабря 1923 года в деревне Макаровская ныне Вологодской области в семье советского служащего. С Вологодской областью писателя связывают еще две местности: Сямжа, где его отец работал председателем Райисполкома, и Вожега, где он, как позже напишет в «Автобиографии», «начал запоем читать книги, здесь впервые пережил полусознательные, мальчишески – Автопортрет бредовые поэтические мечтания». Спустя много лет суровая действительность того времени (голод 30-х годов; раскулачивание, в котором принимал участие его отец, будучи районным прокурором; охота на «врагов народа») нашла отражение во многих произведениях В. Тендрякова, – «Пара гнедых», «Параня», «Хлеб для собаки» и др. Среднюю школу Владимир закончил в селе Подосиновец ныне Кировской области. Это произошло накануне войны. Юноша добровольцем ушел на фронт, стал радистом стрелкового полка, ему довелось быть участником переломной Сталинградской битвы, в 1943 году он был тяжело ранен под Харьковом, после демобилизации вернулся в Подосиновец и работал учителем физкультуры в школе, затем – секретарем райкома комсомола по сельскому хозяйству, знал не понаслышке тяжелую жизнь послевоенной деревни. В 1945 году Тендряков, мечтавший стать художником, поступил на художественный факультет ВГИКа, но, отучившись год, он перешел в Литературный институт имени М. Горького, где занимался в семинаре у К. Паустовского. Увлечение литературным творчеством началось еще в Подосиновской школе под руководством учителя литературы А.А. Филева, писавшего стихи, ставшего позже известным кировским писателем. Дебютным произведением нашего земляка стал военный рассказ «Дела моего взвода» (1947 г.), опубликованный в альманахе «Молодая гвардия». Закончив Литературный институт в 1951 году, В.Ф. Тендряков, как профессиональный писатель работал корреспондентом журнала «Огонек», писал для журналов «Смена», «Наука и религия», его произведения печатались в «Новом мире», «Нашем современнике». Общественно–политические перемены после 1953 года повлияли на творческие судьбы многих писателей. От фиксации фактов и явлений В. Тендряков постепенно переходит к их вдумчивому и бескомпромиссному анализу. Перу В. Тендрякова принадлежат романы «Тугой узел» (1955 .), «За бегущим днем» (1959 г.), «Свидание с Нефертити» (1964 г.), «Покушение на миражи» (1982 г., опубликован в 1987 г.), пьесы, очерки, статьи. Но наиболее ярко талант художника проявился в «малых жанрах»: повестях, рассказах, эссе. Какие бы насущные вопросы не исследовал Владимир Федорович в своих сочинениях, будь то проблемы села и жизни колхозников в «Падении Ивана Чупрова» (1953г.), повестях «Не ко двору» (1954г.), «Ухабы» (1956г.), «Кончина» (1968г.), «Поденка – век короткий» (1965г.) и др. или проблемы школы и воспитания подрастающего поколения («Весенние перевертыши» (1973г.), «Ночь после выпуска» (1974г.), «Расплата» (1979г.) «Шестьдесят свечей» (1980г.) и др.); религиозно – нравственные вопросы («Чудотворная» (1958г.), «Апостольская командировка» (1969г.), «Покушение на миражи» (1982г.), «Евангелие от компьютера» (1982г.); а также направления социального развития нашей страны в таких работах как «Чистые воды Китежа» (1977г.), «На блаженном острове коммунизма» (1974г.), «Революция! Революция! Революция!» (1964 – 1973гг.), несомненно то, что основной чертой творчества В.Ф.Тендрякова является рассмотрение изображаемых событий через этические нормы, автор призывает «видеть все при свете совести и только при этом свете», считает необходимой постоянную сосредоточенную работу сердца и разума в поисках истины, утверждает жизненную важность любви и сострадания в противостоянии добра и зла. И, вероятно, не было случайным обращение В. Тендрякова в личном письме в ЦК КПСС, оставшемся без ответа: «Важно не отвергать с презрением библейскую мораль и нравственность, а пользоваться ими, развивать их от ветхозаветного примитива до той глубины, которая соответствует современности». Владимир Федорович Тендряков вел большую общественную работу, избирался членом правления Союза писателей СССР, РСФСР, Московской писательской организации. За заслуги в области литературы прозаик награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак почета». Книги В.Ф. Тендрякова изданы и издаются миллионными тиражами, известны зарубежным читателям, по его произведениям сняты фильмы и поставлены спектакли.

Я не участвую в войне –

Она участвует во мне.   

                        Юрий Левитанский

Считается, что В.Ф. Тендряков, побывавший в самых горячих точках фронтов – в Сталинграде и Курской дуге, мало писал о войне. Первый военный роман «Экзамен на зрелость», законченный в 1944 году в Подосиновце, не был опубликован. Несмотря на то, что он написан «ужасным» языком на этапе ученичества еще до поступления автора в В.Ф. Тендряков, Литинститут, писатель Н. Атаров увидел в 1943 г. нем редкую наблюдательность, неподдельную искренность, живую душу. Второе произведение В. Тендрякова о войне – рассказ «Дела моего взвода» - опубликовано дважды: в 1947 и в 1948 годах и более не переиздавалось. К теме войны писатель вернулся спустя много лет. Вероятно, это связано с тем, что творческий путь Владимира Федоровича связан с послевоенным временем, его проблемами и заботами, автор стремился «за бегущим днем», его захватывали злободневные вопросы настоящего. С темой войны связан в первую очередь роман «Свидание с Нефертити» (1964 г.), цикл «Рассказы радиста» (1963–1964 гг., 1984 г.), очерк «Божеское и человеческое Льва Толстого» (1978 г.), а так же опубликованные только в период перестройки в журнале «Новый мир» рассказ «Донна Анна» (1969– 1971 гг.) и повесть «Люди или нелюди» (1975–1976 гг.). Военная проза В. Тендрякова документальна. Автор часто указывает время и место действия: «Это произошло летом 1943 года. Имена и фамилии здесь подлинные», говорит писатель в «Письме, запоздавшем на двадцать лет» из «Рассказов радиста»: «Шла весна 1942 года. Из глубокого тыла нас перебросили под Тулу» (очерк «Божеское и человеческое Льва Толстого»), лето 1942 года и отступление под Сталинградом описываются в рассказе «Донна Анна» Еще одна характерная черта военных произведений писателя – автобиографичность. Почти все они, за исключением, может быть, романа «Свидание с Нефертити», написаны от первого лица – сержанта Володи Тенкова. В «Свидании с Нефертити» главный герой Федор Материн – деревенский юноша закончил школу  и, мечтая стать художником, приехал в Москву поступать в Художественный институт. В этот же день началась война, вместо учебы Федору пришлось стать солдатом, связистом. В еще неопубликованной «Автобиографии» В. Тендряков пишет, что, он сам встретил известие о войне на следующий день после выпускного вечера, когда купался в речке: «Ребятишки, появившиеся на берегу, прокричали мне: - Война! Началась война! Я вылез, оделся, выслушал их, и меня озарило: это прекрасно, вот тут–то и начнется долгожданная мировая революция, рабочий класс Германии сразу встанет на нашу сторону. А слава Левитана – с ней можно повременить. И я от избытка чувств прошелся по берегу колесом. Эмоциональному телку было тогда семнадцать с хвостиком, возраст не столь уж младенческий» Эти же романтические ожидания нашли отражение в «Свидании с Нефертити». По пути на фронт Федор Материн думает: «Впереди новое, важное, необычное, впереди то, о чем потом в школе будут рассказывать на уроках. Свидание с Нефертити Шутка ли, подметками своих сапог оставить след в истории… скорей». И о том же – в рассказе «День, вытеснивший жизнь»: «Свято верил в нашу силу, с восторгом смотрел в кино, как слитно маршируют наши войска: одна нога шагает вперед – тысячи с ней, поднимается одна рука – с ней в едином взмахе тысячи. И я, мальчишка, незаметно живущий в далеком от Москвы, ничем не прославленном селе, всей душой там, в общем марше». Но реальная правда Линии Фронта оказывается жестокой, а человек – беспомощным: «С грохотом колыхнулась земля и не успела встать на место, как новый сотрясающий грохот. Все кругом стало ломаться, раскалываться, биться в истерике, свет померк, а кусок степи, обнятой мною, корчился в конвульсиях… Хватит! Больше уже невозможно! Но еще, еще… Я ослеп, я оглох, я перестал себя чувствовать, смирился с концом». И, оказывается, что война – это не сиюминутный героизм, война – постоянный изнуряющий труд рядом со смертью. Писатель признается в «Автобиографии»: «Увы, я не был героем войны, на моей совести нет ни одного убитого. Героем не был, а тружеником войны – пожалуй. Много выкопал землянок и окопов, не одну сотню километров проползал с тяжелой радиостанцией на спине, наверно, не одну сотню километров кабеля размотал по степи и смотал обратно в катушки, лежал под бомбежками, сидел под обстрелом с прямой наводки (самое неприятное на мой взгляд), попадал и под шквальный огонь «ишака», немецкого шестиствольного миномета, пробивало пулями шинель и котелки в руках, осколками прошивало рацию на спине». То же происходит и с Федором Материным: «Где–то краски, альбом, подаренный Саввой Ильичем. Счастливый, неправдоподобный сон. Да была ли на самом деле та жизнь? Он совсем разучился ходить, только ползает. Он уже дней девять не умывался, воды не хватает, чтобы пить вдосталь. Он спал урывками, привязав телефонную трубку к голове. От взрыва снарядов, которые сотрясали окоп, он не просыпался, но при звуке голоса дежурного: «Тополь! Тополь! – мгновенно приходил в себя». «Война для меня, маменькиного сынка, неусердного школьника, лоботряса и белоручки, была, прежде всего, тяжелый и рискованный труд до изнеможения, труд рядом со смертью». («День, вытеснивший жизнь»). В. Тендряков во многих произведениях помещает своих героев в условия жесткого эксперимента, они находятся порой в экстремальных ситуациях, испытывающих на прочность их нравственный потенциал. Война – та предельно «пограничная» между жизнью и смертью ситуация, когда нужно постараться не погибнуть от шальной пули и остаться человеком с чистой совестью; здесь происходит кардинальная внутренняя ломка под воздействием чрезвычайных обстоятельств, внутренняя духовная борьба, приводящая героев Тендрякова к зрелости. Федор Материн, ползущий по степи за водой, переживает эту духовную борьбу: солгать, что нет воды, не нашел и сохранить себе жизнь или ползти и, возможно, погибнуть? «Нужно ползти? Но почему? Ребята хотят пить… Но его убьют, и он не принесет воды. Умрут ребята. Нет воды! Не нашел! Нет воды и нет смерти. Нет воды - и вернется все: Матера, радуга, города. Нет воды – весь великий мир станет правдой… Ждут люди улыбку Нефертити… Жить! И он покажет им эту улыбку». Но побеждает чувство долга, совесть, а не страх смерти: «Жить – скрывать, жить – обманывать, жить – и презирать самого себя. Притворяйся, не притворяйся, а трус есть трус, лжец есть лжец, жизнь куплена обманом. Живи и помни – ты хуже других. Хуже других? К черту!» В этом – победа над смертью. Похоронена и юность Федора. За эти минуты он повзрослел: «Нефертити умерла где-то перед склоном, ведущим к колодцу. Она умерла, дав возможность стать солдатом и выжить ему. Стать солдатом и выжить, а это значит – презирать смерть, собственную жизнь не считать равной всей вселенной». Этот постоянный, мучительный выбор на войне: быть или не быть, жить или погибнуть? отражен и в самом отношении к смерти: «Мы привыкли к тому, что постоянно кто-то «выбывает», и не безликие адресаты…, а товарищи. При любой возможности мы отворачивались от всего, что напоминало смерть». («Письмо, запоздавшее на двадцать лет»). Продолжая гуманистическую традицию Льва Толстого, Владимир Тендряков показывает читателю бесчеловечность, противоестественность войны: «А в мире есть темная сила, она готова совершить убийство, совершить и не заметить этого. Какое ей дело до маленького человека, одного из бесчисленных миллионов, какое ей дело до того, что он хочет жить. Не укладывается в голове. Страшно. Хочется плакать» («Свидание с Нефертити»). «Где-то далеко, на той запредельной стороне враг – невидимка. Он не знает о моем существовании, но ждет меня. Он не может испытывать ко мне злобы. Но собирается убить. И кого убьет. Он никогда не узнает. Все это так странно. Что я никак не могу вообразить его человеком – с лицом, с телом, с руками, держащим винтовку с оптическим прицелом. Он нечто, бесплотный дух смерти. Вот только бы знать, моей или не моей?» («День, вытеснивший жизнь»). Автор не рисует рукопашных боев с видимым врагом, он показывает ужас войны, одушевляя то, что несет смерть, и у читателя создается эффект присутствия: «Нежно, застенчиво поют пули». «Зенитки уже не квакают, они, словно взбесившиеся собаки, захлебываются от лая». «Воздух рвется, визжит, весь воздух наполнен пулями» («Свидание с Нефертити»). «А пули тоскующе стонут по непролитой крови, стонут и яростно визжат… Завывая, проходят над нами дружной стаей мины и - кряк! Кррак! Крарарак! – вперегонки лопаются за спиной» («День, вытеснивший жизнь»). Казалось бы, война учит ненавидеть врагов, захватчиков, но, несмотря на гибель отца, нет у Федора Материна ненависти к убитому немцу, «что бодает лбом засохшую грязь, крупные, жирные мухи ползают по сукну мундира…» Главный герой рассказа «День, вытеснивший жизнь» испытывает не ненависть: «Я стоял над врагом и испытывал только брезгливость…, но брезгливость не в душе, брезгует мое телесное нутро, а в душу просачивается незваная смущающая жалость. У этого парня было все-таки не бронированное брюхо, коли лежит в лебеде. Так далеко шел, чтоб умереть до тошноты некрасивой смертью». Война влияет на людей по-разному. Она не только заставляет человека стать самостоятельнее, чище, но и коверкает человеческие жизни, словно лакмусовая бумага, проявляет злые, зверские инстинкты людей. «Жестокость, может быть, неизбежная на войне, в равной мере опасна и для побежденных и для победителей», - считает писатель – «И только у людей с обостренной совестью и врожденной душевной чуткостью жестокости войны вызывали неистовое – до страдания, до самоотречения – стремление к разумному, доброму, вечному». В неопубликованном в советское время рассказе «Донна Анна», действие которого происходит в период отступления советских войск под Сталинградом, описывается три убийства – не противников, своих солдат. Первое – показательный расстрел повозочного из хозтранспортной роты Ивана Кислова, который в наряде по кухне отрубил себе указательный палец на правой руке. Второе – убийство лейтенантом Галчевским командира роты Мохнатова за то, что тот отказался выполнять, грозивший гибелью многих людей, приказ о наступлении на птицеферму. Третье – расстрел самого лейтенанта Галчевского, поднявшего солдат в атаку и тем обрекшего их на гибель. Владимир Тендряков, размышляя о причинах жестокости, показывает, что не сама война делает человека убийцей. Смертоносные семена ненависти закладываются в мирное время. Лейтенант Ярик Галчевский, страстный поклонник поэзии А. Блока, особенно любил кино – не комедии, а революционные и военные фильмы. Он бредил сценой расстрела моряков из картины «Мы из Кронштадта»: «Вот бы так умереть, чтоб в глаза врагу, чтоб смеяться над ним!». И Галчевский, впитав в себя романтически – идеализированное представление о войне, убивает Мохнатова, сам бросает солдат в атаку. Когда же понимает, что в результате его действий выжило всего несколько человек из роты, кругом трупы, прозревает в сумасшествии: «Убейте меня! Убейте его!… Кто ставил «Если завтра война». Убейте его!!». Перед расстрелом Галчевский кричит: «Я не враг! Мне врали. Я верил. Я не враг!». Память о войне живет в душе писателя Владимира Тендрякова почти три десятка лет; видимая, зримая война уступает место другой – невидимой, внутренней, глубинной борьбе неуспокоенной совести, совесть заставляет не просто описывать трагические события тех лет, но и анализировать их, размышлять над прошлым, настоящим и будущим страны, над нравственными ценностями и обликом своего народа, одержавшего великую Победу. Так автор предлагает нам вдуматься в смысл знаменитой фразы «Наше дело правое, враг будет разбит»: «да всегда ли силен тот, кто прав? А может, наоборот. Правый всегда слабее, он в чем–то ограничивает себя – не бей со спины, не подставляй недозволенную подножку, не бей лежачего. Мир, оказывается, неразумен, справедливость не всесильна, жизнь не драгоценна…» Еще более остро проблема жизни и смерти на войне, привычка к смерти отражена в эссе «Люди или нелюди»: «Я привык к трупам, они давно для меня часть быта, ненужная, как для лесоруба старые пни». Жалость к убитым товарищам опасна: «За жалостью сразу придет мысль: ты сам не сегодня, так завтра. …Ты заранее почувствуешь себя погибшим. …Огрубей и очерствей, стань деревом». Привычка к смерти спасает тело, но убивает душу: «Выживете, но как будете жить? Разучились жалеть, страдать, равнодушны до древесности!!» Взаимосвязь личностных, нравственных установок и социальных условий всегда волновала писателя. В повести «Люди или нелюди» он мучительно размышляет над проблемой жестокости не одного человека, а народа, автор детально рассматривает причины, побудившие дядю Пашу, Якушкина, еще недавно евшего из одного котелка с молодым немецким пленным, а также других солдат участвовать в жестокой расправе над Вилли, мстя за издевательство фашистов над разведчиками. Тендряков призывает читателя не останавливаться, размышлять, будоражить совесть в поисках ответов, споря с самим собой: как убить монстра внутри нас? Что же влияет на становление человека? «Мы все воедино связаны друг с другом, в одиночку не существуем, а потому самосовершенствование каждого лежит не внутри нас: мое - в тебе, твое – во мне».

Современному читателю военная проза Владимира Федоровича Тендрякова помогает не только узнать детали жизни, бытовые подробности тех лет, чувства людей на войне, она ценна еще поиском истины, ответов на всегда актуальные вопросы о смысле жизни и смерти, причинах человеческой жестокости, становлении человеческого в человеке, если же ответы отнюдь не являются раз и навсегда  правильными, они порождают стремление к самосовершенствованию, самоизменению – к самовоспитанию. Несмотря на горе и беды, которые принесла Великая Отечественная война, участие в ней стало для деревенского юноши Володи Тендрякова мощным толчком как к собственному нравственному развитию, так и, посредством слова, для читателей одним из источников размышлений над причинами войн, жестокости, над будущим страны, осознания смысла жизни.

Литература Произведения В.Ф. Тендрякова о Великой Отечественной войне:

  1. Тендряков В.Ф. Божеское и человеческое Льва Толстого //Тендряков В.Ф. Собрание сочинений: В 5-ти т., Т.3 /сост. примеч. и подгот. текста Н. Асмоловой–Тендряковой, вступ. ст. Е. Сидорова. – М.: Худож. лит., 1988. – С. 444 – 468. 2.
  2. Тендряков В.Ф. Дела моего взвода: Рассказ.//Альманах молодых писателей: Материалы к Всесоюзному совещанию. – М.: 1947. – С.94- 113.
  3. 3. Тендряков В.Ф. Донна Анна: Рассказ //Тендряков В.Ф. Неизданное: Проза. Публицистика. Драматургия./сост. и подг. текстов Н. Асмоловой–Тендряковой. – М.: Худож. лит., 1995. – С. 69 – 96.
  4. 4. Тендряков В.Ф. Винтовка старшины Соловьева: Рассказ //Верное сердце. – М.: 1984. – С. 73 – 80.
  5. 5. Тендряков В.Ф. Люди или нелюди. Повесть.//Тендряков В.Ф. Неизданное: Проза. Публицистика. Драматургия./сост. и подг. текстов Н. Асмоловой– Тендряковой. – М.: Худож. лит., 1995. – С. 180 – 229.
  6. 6. Тендряков В.Ф. Рассказы радиста. [Письмо, запоздавшее на двадцать лет. Костры на снегу. День, вытеснивший жизнь. День седьмой].// Тендряков В.Ф. Собрание сочинений: В 5-ти т., Т.3 /сост. примеч. и подгот. текста Н. Асмоловой–Тендряковой, вступ. ст. Е. Сидорова. – М.: Худож. лит., 1988. – С. 479 – 608.
  7. 7. Тендряков В. Ф. Свидание с Нефертити: Роман//Тендряков В.Ф. Собрание сочинений: В 5-ти т., Т.3 /сост. примеч. и подгот. текста Н. Асмоловой–Тендряковой, вступ. ст. Е. Сидорова. – М.: Худож. лит. , 1988. – С. 7 – 389. 17

Составитель: О.А. Халявина,О.Н. Колесникова, З.В. Жданова

Вологодская областная юношеская библиотека им. В.Ф. Тендрякова. Методические материалы. Вологда,2006

 

Категория: ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ | Добавил: Ramila (30.05.2016)
Просмотров: 1749 | Рейтинг: 3.4/5

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:


ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ - Ясная поляна. Музей-усадьба Л.Н.Толстого

Ясная поляна. Музей-усадьба Л.Н.Толстого


ОТКРЫТАЯ КНИГА - Книга, которая останется со мной. Булатова Дарья

Книга, которая останется со мной. Булатова Дарья


ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ - Владимир Тендряков: человек и война

Владимир Тендряков: человек и война


ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ - Н.Рерих. Любите книгу!

Н.Рерих. Любите книгу!


Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
наверх