Приветствую Вас, Гость!
Четверг, 13.05.2021, 06:46
Главная | Вход | RSS

Содержание

Год литературы

70-летие Победы

В мире поэзии

Послушайте!

Книги нужны, чтобы напомнить человеку, что его оригинальные мысли не так уж новы. А. Линкольн

Мотиваторы

КаленДАРь

Статистика

Всего
Польз.
Гости
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Участник Общероссийского рейтинга школьных сайтов

Для слабовидящих

Поиск по сайту

Новые страницы

 border= ПЕТЕРБУРГ ЛИТЕРАТУРНЫЙ: Петербург Ахматовой

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: Дина Рубина «Рябиновый клин»

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: Г.Черкашин. Рассказ «Кукла»

 border= ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ: «ЭХО» Пэм Муньос Райан

 border= В МИРЕ ПОЭЗИИ: Александр Кушнер

Новости блога

Доска объявлений

Новые материалы

Внимание, вопрос!

Какую книгу Вы сейчас читаете?
Всего ответов: 131

Стихи о войне

Юлия Друнина (1924—1991)                                                                                        

Я только раз видала рукопашный,
Раз - наяву. И сотни раз - во сне...
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
1943

Сергей ОРЛОВ (1921-1977)

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля —
На миллион веков,
И Млечные Пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжёлые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой…
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей.

Давид Самойлов (1920—1990)

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звёздочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, весёлый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И всё на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это всё в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!


Семён ГУДЗЕНКО (1922-1953)

Мы не от старости умрём —
От старых ран умрём.
Так разливай по кружкам ром,
Трофейный рыжий ром!

В нём горечь, хмель и аромат
Заморской стороны.
Его принёс сюда солдат,
Вернувшийся с войны.

Так почему же он молчит?..
Четвёртый час молчит.
То пальцем по столу стучит,
То сапогом стучит.

А у него желанье есть.
Оно понятно вам?
Он хочет знать, что было здесь,
Когда мы были там…

 

«Перед атакой»

Когда на смерть идут,- поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою -
час ожидания атаки
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв - и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Ракеты просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв - и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был коротким.
А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь
чужую.
(1942)

Константин Симонов

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
1941г.


Юрий ЛЕВИТАНСКИЙ (1922-1996)


Ну, что с того, что я там был.
Я был давно. Я всё забыл.
Не помню дней. Не помню дат.
Ни тех форсированных рек.
(Я неопознанный солдат.
Я рядовой. Я имярек.
Я меткой пули недолёт.
Я лёд кровавый в январе.
Я прочно впаян в этот лёд —
Я в нём, как мушка в янтаре.)

Но что с того, что я там был.
Я всё избыл. Я всё забыл.
Не помню дат. Не помню дней.
Названий вспомнить не могу.

(Я топот загнанных коней.
Я хриплый окрик на бегу.
Я миг непрожитого дня.
Я бой на дальнем рубеже.
Я пламя Вечного огня,
И пламя гильзы в блиндаже.)

Но что с того, что я там был,
В том грозном быть или не быть.
Я это всё почти забыл.
Я это всё хочу забыть.

Я не участвую в войне —
Она участвует во мне.
И отблеск Вечного огня
Дрожит на скулах у меня.

(Уже меня не исключить
Из этих лет, из той войны.
Уже меня не излечить
От той зимы, от тех снегов.
И с той землёй, и с той зимой
Уже меня не разлучить.
До тех снегов, где вам уже
Моих следов не различить.)

Но что с того, что я там был!..

Николай СТАРШИНОВ (1924-1998)

Ракет зелёные огни
По бледным лицам полоснули.
Пониже голову пригни
И, как шальной, не лезь под пули.
Приказ: "Вперёд!",
Команда: "Встать!"
Опять товарища бужу я.
А кто-то звал родную мать,
А кто-то вспоминал чужую.

Когда, нарушив забытьё,
Орудия заголосили,
Никто не крикнул: "За Россию!.."
А шли и гибли
За неё.
1944


Александр ТВАРДОВСКИЙ (1910-1971)

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,—
Речь не о том, но всё же, всё же, всё же...
1966

 

Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ(1932 -1994)

На Земле
безжалостно маленькой
жил да был человек маленький.
У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую...
И однажды —
прекрасным утром —
постучалась к нему в окошко
небольшая,
казалось,
война...
Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую
и маленькую —
по размерам —
шинель.

...А когда он упал —
некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле
не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня
в полный рост!

1969

Роберт Рождественский

Реквием (Вечная слава героям...)

     Памяти наших отцов и старших

     братьев, памяти вечно молодых

     солдат и офицеров Советской

     Армии, павших на фронтах

     Великой Отечественной войны.

 

    (Поэма)

       1

Вечная

     слава

          героям!

Вечная слава!

Вечная слава!

Вечная

     слава

          героям!

Слава героям!

Слава!!

 

...Но зачем она им,

          эта слава,—

мертвым?

Для чего она им,

          эта слава,—

павшим?

Все живое —

спасшим.

Себя —

не спасшим.

Для чего она им,

          эта слава,—

мертвым?..

Если молнии

     в тучах заплещутся жарко,

и огромное небо

от грома

оглохнет,

если крикнут

          все люди

               земного шара,—

ни один из погибших

даже не вздрогнет.

Знаю:

солнце

     в пустые глазницы

               не брызнет!

Знаю:

песня

     тяжелых могил

               не откроет!

Но от имени

          сердца,

от имени

     жизни,

повторяю!

Вечная

Слава

Героям!..

И бессмертные гимны,

прощальные гимны

над бессонной планетой

                    плывут

                       величаво...

Пусть

    не все герои,—

те,

кто погибли,—

павшим

вечная слава!

Вечная

     слава!!

 

Вспомним всех поименно,

горем

     вспомним

          своим...

Это нужно —

не мертвым!

Это надо —

живым!

Вспомним

     гордо и прямо

погибших в борьбе...

 

Есть

   великое право:

забывать

о себе!

Есть

   высокое право:

пожелать

и посметь!..

 

Стала

вечною славой

мгновенная

смерть!

       2

Разве погибнуть

              ты нам завещала,

Родина?

Жизнь

     обещала,

любовь

     обещала,

Родина.

 

Разве для смерти

          рождаются дети,

Родина?

Разве хотела ты

              нашей

                смерти,

Родина?

 

Пламя

    ударило в небо!—

ты помнишь,

Родина?

Тихо сказала:

     «Вставайте

          на помощь...»

Родина.

Славы

    никто у тебя не выпрашивал,

Родина.

Просто был выбор у каждого:

я

 или

   Родина.

 

Самое лучшее

          и дорогое —

Родина.

Горе твое —

это наше

       горе,

Родина.

 

Правда твоя —

это наша

     правда,

Родина.

Слава твоя —

это наша

     слава,

Родина!

       3

Плескалось

       багровое знамя,

горели

     багровые звезды,

слепая пурга

накрывала

багровый от крови

              закат,

и слышалась

       поступь

            дивизий,

великая поступь

            дивизий,

железная поступь

              дивизий,

точная

поступь

      солдат!

Навстречу раскатам

           ревущего грома

мы в бой поднимались

светло и сурово.

На наших знаменах

              начертано

                     слово:

Победа!

Победа!!

Во имя Отчизны —

              победа!

Во имя живущих —

              победа!

Во имя грядущих —

              победа!

Войну

мы должны сокрушить.

И не было гордости

                 выше,

и не было доблести

                 выше —

ведь кроме

желания выжить

есть еще

мужество

жить!

Навстречу раскатам

          ревущего грома

мы в бой поднимались

светло и сурово.

На наших знаменах

       начертано слово

Победа!

Победа!!

       4

Черный камень,

черный камень,

что ж молчишь ты,

черный камень?

 

Разве ты

      хотел такого?

Разве ты

      мечтал когда-то

стать надгробьем

для могилы

Неизвестного

         солдата?

Черный камень.

Что ж молчишь ты,

черный камень?..

 

Мы в горах

         тебя

            искали.

Скалы

    тяжкие

         дробили.

Поезда в ночах

трубили.

Мастера в ночах

не спали,

чтобы

   умными руками

чтобы

   собственною

           кровью

превратить

обычный камень

в молчаливое

надгробье...

 

Разве камни

       виноваты

в том,

   что где-то

        под землею

слишком долго

спят солдаты?

Безымянные

солдаты.

Неизвестные

солдаты...

 

А над ними

     травы сохнут,

А над ними

      звезды меркнут.

А над ними

       кружит

           беркут

и качается

подсолнух.

И стоят над ними

сосны.

И пора приходит

            снегу.

И оранжевое солнце

разливается

по небу.

Время

   движется над ними...

 

Но когда-то,

но когда-то

кто-то в мире

         помнил

              имя

Неизвестного

солдата!

Ведь еще

      до самой смерти

он имел друзей

            немало.

Ведь еще

      живет на свете

очень старенькая

мама.

А еще была

        невеста.

Где она теперь —

невеста?..

Умирал солдат —

известным.

Умер —

Неизвестным.

       5

Ой, зачем ты,

        солнце красное,

все уходишь —

не прощаешься?

Ой, зачем

        с войны безрадостной,

сын,

не возвращаешься?

Из беды

      тебя я выручу,

прилечу

      орлицей быстрою...

Отзовись,

моя кровиночка!

Маленький.

Единственный...

 

Белый свет

        не мил.

Изболелась я.

Возвратись,

      моя надежда!

Зернышко мое,

Зорюшка моя.

Горюшко мое,—

где ж ты?

Не могу найти дороженьки,

чтоб заплакать

      над могилою...

Не хочу я

ничегошеньки —

только сына

          милого.

За лесами моя ластынька!

За горами —

      за громадами...

Если выплаканы

глазыньки —

сердцем

      плачут матери.

Белый свет

        не мил.

Изболелась я.

Возвратись,

      моя надежда!

Зернышко мое,

Зорюшка моя.

Горюшко мое,—

где ж ты?

       6

Когда ты, грядущее?

               Скоро ли?

В ответ на какую

боль?..

 

Ты видишь:

самые гордые

вышли на встречу

            с тобой.

Грозишь

      частоколами надолб.

Пугаешь

      угластыми кручами...

Но мы

    поднимем себя

по канатам,

из собственных нервов

скрученных!

Вырастем.

Стерпим любые смешки.

И станем

     больше

богов!..

И будут дети

          лепить снежки

из кучевых

облаков.

       7

Это песня

       о солнечном свете,

это песня

       о солнце в груди.

Это песня о юной планете,

у которой

все впереди!

Именем солнца,

       именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

         клянемся

              павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

  допоем!

То, что отцы не построили,—

мы

  построим!

 

Устремленные к солнцу побеги,

вам

  до синих высот вырастать.

Мы —

рожденные песней победы —

начинаем

жить и мечтать!

Именем солнца,

       именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

        клянемся

              павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

 допоем!

То, что отцы не построили,—

мы

 построим!

 

Торопитесь,

       веселые весны!

Мы погибшим на смену

пришли.

Не гордитесь,

       далекие звезды,—

ожидайте

гостей

с Земли!

Именем солнца,

       именем Родины

клятву даем.

Именем жизни

         клянемся

               павшим героям:

то, что отцы не допели,—

мы

  допоем!

То, что отцы не построили,—

мы

  построим!

       8

Слушайте!

Это мы

     говорим.

Мертвые.

Мы.

Слушайте!

Это мы

     говорим.

Оттуда.

Из тьмы.

Слушайте!

     Распахните глаза.

Слушайте до конца.

Это мы

     говорим,

мертвые.

Стучимся

     в ваши

          сердца...

 

Не пугайтесь!

Однажды

     мы вас потревожим во сне.

Над полями

      свои голоса пронесем в тишине.

Мы забыли,

     как пахнут цветы.

Как шумят тополя.

Мы и землю

         забыли.

Какой она стала,

              земля?

Как там птицы?

       Поют на земле

без нас?

Как черешни?

        Цветут на земле

без нас?

Как светлеет

          река?

И летят облака

над нами?

Без нас.

 

Мы забыли траву.

          Мы забыли деревья давно.

Нам

  шагать по земле

               не дано.

Никогда не дано!

Никого не разбудит

               оркестра

                    печальная

                           медь...

Только самое страшное,—

даже страшнее,

          чем смерть:

знать,

что птицы

        поют на земле

без нас!

Что черешни

          цветут на земле

без нас!

Что светлеет

          река.

И летят облака

над нами.

Без нас.

 

Продолжается жизнь.

И опять

     начинается день.

Продолжается жизнь.

Приближается

          время дождей.

Нарастающий ветер

               колышет

                    большие хлеба.

Это —

     ваша судьба.

Это —

     общая наша

               судьба...

Так же птицы

          поют на земле

без нас.

И черешни

        цветут на земле

без нас.

И светлеет

          река.

И летят облака

над нами.

Без нас...

       9

Я

не смогу.

Я

не умру...

 

Если

умру —

стану

   травой.

Стану

    листвой.

Дымом костра.

Вешней землей.

Ранней звездой.

 

Стану волной,

пенной

   волной!

Сердце

      свое

вдаль

унесу.

Стану

   росой,

первой грозой,

смехом

     детей,

эхом

   в лесу...

Будут в степях

травы

шуметь.

Будет стучать

в берег

волна...

 

Только б

      допеть!

Только б

      успеть!

Только б

      испить

чашу

до дна!

Только б

      в ночи

пела

труба!

 

Только б

      в полях

зрели

хлеба!..

Дай мне

ясной жизни,

         судьба!

Дай мне

гордой смерти,

            судьба!

       10

Помните!

Через века,

       через года,—

помните!

О тех,

кто уже не придет

              никогда,—

помните!

Не плачьте!

В горле

     сдержите стоны,

горькие стоны.

Памяти

     павших

          будьте

               достойны!

Вечно

достойны!

Хлебом и песней,

Мечтой и стихами,

жизнью

     просторной,

каждой секундой,

каждым дыханьем

будьте

достойны!

Люди!

Покуда сердца

          стучатся,—

помните!

Какою

ценой

завоевано счастье,—

пожалуйста,

     помните!

Песню свою

        отправляя в полет,—

помните!

О тех,

кто уже никогда

          не споет,—

помните!

 

Детям своим

          расскажите о них,

чтоб

запомнили!

Детям

    детей

расскажите о них,

чтобы тоже

запомнили!

Во все времена

       бессмертной

               Земли

помните!

К мерцающим звездам

          ведя корабли,—

о погибших

помните!

Встречайте

          трепетную весну,

люди Земли.

Убейте

     войну,

прокляните

войну,

люди Земли!

Мечту пронесите

          через года

и жизнью

наполните!..

Но о тех,

кто уже не придет

никогда, -

заклинаю, - помните!

 

наверх